Sunday, 19 November 2017
Владимир Каденко

ВОЛШЕБНАЯ СИЛА

Отрывок из поэмы-трактат

Вадиму Скуратовскому

Украинское поэтическое кино

Теперь пришла пора поговорить
О том, что ближе, тоньше и дороже.

Представим лето. Медленный рассвет.
Туман в оврагах тихих серебрится.
И льётся песня мудрая без слов.
Сюжета нет, сценарий задержали –
Всё переделывали, в органах вестимо.
А, впрочем, «был ли мальчик?». Говорят,
Что здесь всего важнее настроенье,
Поэтому, быть может, даже лучше –
Что нет сюжета. То есть да, но нет!
А тема – точно! – есть, да затерялась.
И вот один, без темы, без сюжета
Герой сидит, и медленная дума
Ему вползает молча на чело.
И он бы рад прогнать её, но это
Ему, как видно, трудного труднее,
Как, впрочем, сеять хлеб, лежать и, скажем, думать.
Тяжёлый труд все чувства притупил,
Осталось лишь одно. Но это чувство
Прекрасного.
Беда лишь только в том,
Что чувство это не с кем разделить.
Герой встаёт и, по земле ступая,
Идёт на речку наблюдать девчат,
В прибрежных ивах волком затаившись.
Жаль, нет трубы подзорной под рукою,
А микроскоп есть только в средней школе,
Хотя, конечно же, для данных наблюдений
Не подошёл бы школьный микроскоп.
И, наглядевшись, парубок встает
С насиженного места возле речки,
И, не сказав при этом ни полслова,
С эстонской прытью узкою тропинкой
Идёт к старухе или старику,
Чтоб поделиться свежим впечатленьем,
А заодно о жизни разузнать.
Тут наплывают главные картины,
Без коих украинское кино
Утратит самобытность и значенье.
Обилие длиннот и крупных планов
Всех заставляет размышлять о вечном,
Не отвлекаясь на перипетии,
Которыми великий режиссер
А с ним и безразмерный оператор
Нас достают не меньше получаса.

Но вот и старики. Кинокартина
Без них, что сало без горилки с перцем.
Поэтому, очнувшись от раздумий,
Осоловевший зритель одинокий
Послушно ждет, чем кончится мученье.
Но старики молчат, на молчаливый
Вопрос героя отвечать не в силах.
Они всё знают, но не говорят,
Поскольку разговаривают плохо.
Не выделили средств на диалоги,
Поэтому начало и финал,
Как близнецы, похожи друг на друга.
Туман клубится. Сонечко сідає.
Объято тишиной село большое
И лес, и дол, и малый хуторок.
И в прессе тоже полное затишье.
И лишь блестящий критик Скуратовский
Поставит фильму с минусом четвёрку.

А тётя Зина спит в глубоком кресле.
Слегка храпит, но дышит глубоко.